Биоэтические вопросы клонирования человека. Евгеника

Биоэтические вопросы клонирования человека

Этико-правовые проблемы медицинской генетики

Клонирование — это понятие современной генетики, которое обозна­чает технологию формирования (размножения) и выращивания организ­мов. Новая технология логически соединяет методы искусственного опло­дотворения in vitro и генетическое «проектирование» или моделирование наследственности.

Клон — совокупность клеток или организмов, возникающих путем бес­полого размножения. Экспериментально клонирование многоклеточных организмов проводят, например, с помощью энуклеированной (лишенной собственного ядра) зрелой яйцеклетки, в которую вводят (электроразря­дом или другим путем) ядро соматической клетки с диплоидным набором хромосом. Из такой яйцеклетки развивается клонированный эмбрион. По целям использования различают два вида клонирования. Цель репродуктивного клонирования — рождение человека при условии трансплан­тации клонированного эмбриона в матку. Терапевтическое клонирование предполагает различные способы прагматического использования клони­рованных эмбрионов, не допуская рождение человека.

Терапевтическое клонирование человека — это создание человеческого организма с целью получения из него (после разрушения на ранней ста­дии развития) стволовых клеток для их использования в эксперимен­тальных и терапевтических целях.

Если с помощью искусственного оплодотворения осуществляется борьба за возможность возникновения жизни, а с помощью генной терапии пытаются решить вопрос о ее качестве (например освобождении от неиз­лечимых болезней), то клонирование призвано бороться за возможность возникновения жизни с определенными качественными параметрами.

1997 г. становится принципиальной вехой на пути реализации идеи о создании существ с заданными свойствами. Эмбриолог Я. Вильмут, израсходовав 236 яйцеклетки овец, из клетки молочной железы беременной овцы А получил культуру — размножающиеся в пробирке клетки, генети­ческий материал которых и был пересажен в «пустую» яйцеклетку овцы Б, которая затем была введена овце С, игравшей роль суррогатной матери. 23 февраля 1997 г. на свет появилось первое млекопитающее (овца Долли), у которого нет отца, но есть три «матери»: донор яйцеклетки, донор генети­ческого материала и вынашивающая суррогатная мать.

Возможность клонирования животных вплотную подводит к вопросу о возможностях клонирования человека. В обществе возникает ряд вопро­сов, на которые у исследователей сегодня нет ответов. Безопасны ли суще­ствующие на сегодняшний день методы клонирования? Как будет проис­ходить старение клонированного организма и его клеток, как отразятся на клонах возможные мутации в ядрах клеток-доноров, как клонирование скажется на здоровье, на склонности к различным заболеваниям, в част­ности к раку?

Помимо этих вопросов в научной литературе выдвинут ряд аргументов против клонирования человека. К ним относятся: отсутствие информации о последствиях клонирования человека на его психическое и физическое здоровье; неотработанность технологии клонирования непосредственно на чело­веке; невозможность получить клон, идентичный как генетически, так и пси­хически и психологически; нарушение семейных устоев; угроза уникальности и личной неприкосновенности, человеческому достоинству и свободе.

Именно поэтому многие государства принимают меры по ограничению исследований в этой области. Клонирование человека запрещено во всех цивилизованных странах. В Японии экспериментаторам за эксперименты по клонированию человека и создание химероподобных существ (скрещи­вание генов человека и животных) грозит от 3 до 7 лет тюрьмы, в Герма­нии — 5 лет, во Франции — до 20. В США нарушителю моратория обеспе­чены 10 лет заключения и 1 млн долл. штрафа.

Дополнительный протокол 2001 г. к «Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины» запрещает клонирование человека. В России действует запрет на клони­рование человека с 2002 г. Этот запрет был продлен Федеральным зако­ном «О введении временного запрета на клонирование человека» в 2010 г. на неопределенный срок до вступления в силу закона, устанавливающего порядок применения биотехнологий в этой области. Причина запрета свя­зана с тем, что клонирование человека встречается с множеством юридиче­ских, этических и религиозных проблем, которые на сегодняшний день еще не имеют очевидного разрешения.

К проблемам этического плана относится то, что клонирование как не­естественная форма размножения установит столь же неестественные отно­шения между родителями и детьми. Клонированный ребенок будет и ребен­ком, и близнецом того родителя, от которого взяты гены, но при этом никак не связан со вторым родителем. Как небиологический родитель будет вос­питывать биологическую копию своего супруга, особенно когда та достиг­нет половой зрелости?

К фундаментальным этическим вопросам относится и вопрос об огра­ничении свободы клонированного существа, созданного по заказу. Причем речь идет не только о заказе как причине появления ребенка, но и о заказе свойств и характеристик человеческого существа, т.е. практически о био­логическом ограничении его свободы заданными параметрами его свойств и качеств.

Религиозная общественность России также обозначает ряд волнующих ее проблем. В 1999 г. Церковно-общественный Совет по биомедицинской этике Русской

Православной Церкви принял заявление «О морально-эти­ческой недопустимости клонирования человека».

Выдержка из заявления Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике «О этической недопустимости клонирования человека»

Глобальный кризис, охвативший мир, в значительной степени вызван игнорирова­нием этических критериев при определении целей научных исследований и способов использования их достижений. Восстановление согласия между духовно-нравственной жизнью человека и его научно-технической деятельностью сегодня не просто жела­тельно, но во многом предопределяет возможность дальнейшего существования чело­веческой цивилизации. Однако в недрах современной науки порой рождаются опасные проекты, среди которых особое место принадлежит идее клонирования человека — воспроизведения самостоятельного организма из единичной соматической (телесной) клетки, генетически тождественной донору. И с научной, и с религиозной точек зрения эта идея представляется абсолютно неприемлемой. Ее практическая реализация разру­шит естественные основы социальных отношений, вызовет катастрофическое измене­ние мировоззренческих установок в сторону дальнейшего обесценивания жизни каж­дого отдельного человека…

…Существует опасность формирования околонаучных полукриминальных иссле­довательских групп, стремящихся к незаконному личному обогащению через обеща­ние «чуда» клонирования; клонирование создаст угрозу человеческому достоинству, уникальности и личной неприкосновенности, делая наследственность человека безза­щитной перед посторонним вмешательством; широкомасштабное клонирование будет означать вторжение в наследственное разнообразие человеческой популяции — есте­ственную основу ее социального и биологического благополучия, включая устойчивость к неблагоприятным внешним воздействиям и различным заболеваниям, в конечном счете, возможно вырождение и деградация человечества; тиражирование определенных генотипов может быть использовано злонамеренными людьми для реализации крими­нальных и (или) милитаристских планов, отрицательные последствия которых окажутся соизмеримыми или даже превзойдут последствия геноцида целых народов, осущест­влявшегося гитлеровским фашизмом. Что же касается клонирования изолированных клеток и тканей живых организмов, равно как и использования целого ряда современ­ных молекулярно-генетических методов, то против этих технологий не может быть воз­ражений, поскольку они не нарушают суверенитета человеческой личности и полезны в научно-исследовательских работах, медицинской и сельскохозяйственной практике. Общественно-церковный Совет по биомедицинской этике Московского Патриархата счи­тает своим долгом предупредить о грозящей опасности клонирования человека и обра­титься ко всем, кто причастен к исследованиям в данной области, с призывом отказаться от дальнейших разработок, предпринять все меры к тому, чтобы не допустить не только законодательной легализации клонирования человека, но и воздействия на обществен­ное сознание с целью формирования в нем представлений о морально-этической допу­стимости и безопасности этой процедуры…

Евгенические идеи модификации человеческой природы

Этически невыверейные генетические исследования в области изме­нения природы человека в ряде случаев могут смыкаться с евгенической идеей улучшения человеческой природы.

Термин «евгеника» (от греч. eugenes — породистый), был введен в обо­рот английским биологом Френсисом Гальтоном (1822—1911). Он считал, что все характеристики человека, включая моральные качества личности, передаются но наследству. По его мнению, с помощью науки путем «более совершенного скрещивания» можно добиться «улучшения человеческой расы» и вывести желательный характер и способности человека в качестве видового признака, как это делают с собаками, и избавить человечество от нежелательных признаков, к которым он относил «склонность к пьян­ству», «склонность к преступлениям», «праздность», «склонность к нищен­ству» и т.п. По мнению Гальтона, евгеника призвана разрабатывать методы социального контроля, которые могут исправить или улучшить расовые физические и интеллектуальные качества будущих поколений.

По мнению сторонников евгеники, с помощью модификации человека путем коррекции сто генетических характеристик наука способна остано­вить генетическое вырождение населения. Эти идеи актуальны в силу того, что развитие медицины, социальная поддержка инвалидов и другие искус­ственные меры улучшения качества жизни ослабили действие естествен­ного отбора. «Субнормальные» индивиды, участвуя в размножении, «засо­ряют» так называемый «генофонд нации» недоброкачественными генами. Сегодня существует реальная опасность вырождения наций.

Ядро классической евгеники — идея о вырождении человечества. Тезис о естественном отборе как регуляторе биологического развития был прило­жен свгенистами к человечеству как биологическому виду и используется для того, чтобы показать естественные причины вырождения как физиче­ского, так и нравственного. С точки зрения сторонников евгеники, при­чина вырождения и деградации человека заключается в том, что в обществе утратил силу естественный отбор, который имеет место в природе и обе­спечивает поддержание высокого стандарта выживаемости. Это утвержде­ние — их главный аргумент. На нем строились рассуждения и основателя евгеники Ф. Гальтона, и основоположника расовой гигиены Д. Плетца.

В России после революции 1917 г. идеи сознательного конструирования генома человека были весьма популярны. Выдающийся биолог Н. К. Коль­цов занимался работой по активной регуляции — управлению размноже­нием человека. Тема его доклада на первом заседании Русского евгениче­ского общества (20 октября 1921 г.) «Улучшение человеческой породы». С 1922 по 1930 г. было издано семь томов «Русского Евгенического жур­нала».

С точки зрения современной науки, евгеника — это учение о наслед­ственном здоровье человека, путях улучшения его наследственных свойств, возможных методах влияния на эволюцию человечества в целях совер­шенствования его природы, а также о возможном ограничении передачи наследственных болезней будущим потомкам.

В настоящее время различают негативную и позитивную евгенику.

Негативная евгеника — это стремление уменьшить воспроизводство тех, кого можно считать умственно или физически несовершенными путем устранения дефектных генов через удаление из популяции потенциаль­ных носителей таких генов.

XX в. был богат не только идеями, но и разработкой методов негатив­ной евгеники, к которым относились сегрегация, стерилизация и эвтаназия неполноценных.

Сегрегации — это изоляция в специальных колониях с полным разде­лением полов слабоумных, эпилептиков, физически и нравственно пора­женных лиц. То же самое предполагалось для пьяниц, «привычных пре­ступников», профессиональных нищих и всех, кто отказывается от работы. Стерилизация рассматривалась как гуманная и действенная мера для лиц, уклоняющихся от сегрегации. Дискуссия о допустимости стерилизации перешла в практическую плоскость в начале XX в. В это же время были разработаны подходы к отбору лиц для эвтаназии неполноценных.

Программы расовой гигиены были разработаны в Норвегии (1908 г.), Англии («Программа практической евгенической политики», 1925 г.), Швеции («Шведская программа стерилизации», 1922 г.). В Германии идеи евгеники использовались нацизмом так, что фактически стали основанием проведения массовых акций по уничтожению населения. «Общий итог про­ведения расово-гигиенических мероприятий в Германии был следующим: от 300 ООО до 400 000 людей подверглись насильственной стерилизации на основе действия закона 1934 г. Около 100 000 пациентов психиатрических клиник были расстреляны или отравлены газом в рамках так называемой “акции Т4” (эвтаназии неполноценных), в том числе тысячи детей. После официального завершения акции в 1942 г. до конца войны еще 120 000 паци­ентов было уморено голодом, поскольку им как “малоценным” жизням было отказано в питании. Около шести миллионов евреев и цыган были расстре­ляны, отравлены газом или заморены тяжелой работой в лагерях смерти».

В конце XX в. «опасения модификации», т.е. проблемы использова­ния генных технологий для улучшения природы человека, сохраняются. В «Декларации о проекте “Геном человека”» (1992 г.) Всемирной медицин­ской ассоциации отдельным пунктом рассматривается «угроза использова­ния генетической информации в немедицинских целях и угроза евгеники» и констатируется: «Концепция евгеники основывается на предположении о том, что гены имеют решающее значение в процессе формирования чело­века, а потому их распределение в популяции имеет решающее значение для изменения репродуктивного поведения. Согласно этой концепции, соображения общественного блага оправдывают ограничение свободы индивида. Обладание информацией ставит проблему и ее использования. До сих пор существуют опасения по поводу существования одобренных правительствами программ “улучшения расы” и использования медицин­ских технологий в немедицинских целях».

В настоящее время методы генетической диагностики позволяют полу­чить информацию о наличии различных аномалий в геноме и предотвра­тить рождение детей с аномальной наследственностью. Для этого потен­циальные родители или предохраняются от беременности, или прибегают к технологиям искусственного оплодотворения донорскими клетками, или отказываются от рождения своего ребенка. Одно из современных средств негативной евгеники — это евгенические аборты, т.е. отбор здоровых инди­видов в противоположность нездоровым посредством абортирования заро­дышей, которые носят дефектные гены. Идеология евгенических абортов опирается на отрицательное (эмоциональное и экономическое) отноше­ние в семье и обществе к ребенку с генетическим заболеванием. Селек­ция половых клеток и эмбрионов по различным признакам, прежде всего, но наличию аномалий в геноме является элементом генетических и репро­дуктивных технологий и осуществляется в ходе генетической диагностики. Разнообразные методы медико-генетической диагностики оказываются своеобразной формой реализации евгенических идей и, в конечном счете, влияют на качественные характеристики генофонда общества.

Позитивная евгеника меняет вектор манипуляций и ставит своей целью увеличение воспроизводства индивидов с признаками, которые могут счи­таться ценными для общества. Позитивная евгеника пытается решить задачу выявления и стимулирования тех генов, которые ответственны за улучшение породы человека, за хорошее физическое развитие, за био­логическую приспособляемость, за высокий интеллект и положительные личностные качества. Несмотря на генетические основания, сегодня уже очевидно, что интеллект и уровень его развития зависят также и от соци­альных условий и окружающей среды.

Воспроизводство людей, в наибольшей степени имеющих какие-либо ценные для общества качества, требует обеспечить для них ряд преиму­ществ (например финансовых).

Позитивная евгеника может достигать своих целей двумя путями. Во-первых, путем отбора и дальнейшего использования для репродук­ции половых клеток и эмбрионов людей, имеющих нужные качества. Во-вторых, созданием в обществе условий для воспроизводства «наибо­лее ценных» его представителей. Социально-политическая история сви­детельствует, что у людей, проявивших себя в какой-либо общественно­полезной деятельности (научной, политической, экономической, духовной, спортивной, военной и т.д.), в подавляющем большинстве случаев условия жизни лучше, чем у остальных граждан государства. Создание благопри­ятных условий для жизни и естественной репродукции наиболее ценных в каком-либо отношении людей ставит и обостряет вопросы социальной справедливости, равенства прав и достоинств личности, дестабилизируя жизнь общества.

Трансгуманизм как евгенический информационно-культурный проект

В связи с мощным развитием генных технологий все более популяр­ными становятся идеи о возможности преобразования человеком своей природы, идеи о перспективах выхода человека за собственные пределы и достижения человечеством такого этапа развития, как «постчеловече­ство».

Особую роль в популяризации данных идей играет международное и междисциплинарное движение «трансгуманизм», активно распростра­няемое по всему миру. Согласно идеологам трансгуманизма, человек будущего — постчеловек — будет радикально отличаться от современ­ного, будет обладать сверхразумом и новой телесностью. Термин «транс- гуманизм» был предложен биологом Джулианом Хаксли (основателем ЮНЕСКО) в 1957 г. Приставка «транс», имеющая значение «лежащий за пределами чего-либо», в данном случае обозначает выходящий за пре­делы гуманизма. Макс Мор (американский философ-футурист, основатель Института экстропии) определяет трансгуманизм как интеллектуальное и культурное общественное движение, которое поддерживает стремление к целенаправленному фундаментальному расширению человеческих воз­можностей, особенно за счет развития и распространения биомедицинских технологий, обеспечивающих значительное усиление человеческих способностей (интеллектуальных, физических и психологических), позволяющих избежать старения, болезней и обрести качественно новые возможности. К таким технологиям относятся: генная инженерия, робототехники, нано­технологии, когнитивные технологии изменения человеческих способно­стей, информационные технологии формирования потребностей человека, биотехнологии, укрепляющие здоровье и увеличивающие продолжитель­ность жизни, позволяющие осознанно трансформировать параметры чело­веческого организма, целенаправленно изменять их.

Позиция трансгуманизма сводится к отрицанию подлинной сущности человека и замене ее биотехническими характеристиками. В перспективе человеческие свойства и качества — болезни, старческие немощи, недоста­точный объем памяти, ограниченность выносливости, физических и интел­лектуальных способностей — будут преодолены, что преобразит сущность человека до неузнаваемости.

Многими исследователями трансгуманизм может быть оценен как оче­редной утопический проект. Тем не менее, нельзя не отметить, что про­цесс смены утопических проектов недавнего прошлого на практическую реальность сегодняшнего дня происходит на наших глазах. Еще в 1932 г. О. Хаксли в романе-антиутопии «О дивный новый мир» показал общество будущего, которое базируется на новых принципах искусственного раз­множения. Но уже в конце XX в. методы искусственного оплодотворения становятся реальностью практического здравоохранения. В антиутопии Хаксли общество практически покончило с дискомфортом, болыо и стрес­сом, благодаря употреблению наркотического препарата, обеспечивающего состояние счастья и удовлетворения. В 1995 г. британский философ-утили­тарист Дэвид Пирс, соучредитель Всемирной Трансгуманистической Ассо­циации, создает компанию BLTC Research (Better Living Through Chemistry), одна из задач которой — расширение воздействия па мозг человека с помо­щью препаратов психофармакологии.

О каких социально значимых тенденциях свидетельствуют установки трансгуманизма на улучшение интеллектуальных и психических способ­ностей? Одна из тенденций — внедрение в общество евгенической идеоло­гии и обоснование инновационных прорывов к преобразованию природы человека и формированию человека будущего. Трансгуманисты считают, что человек сначала превратится в трансчеловека (переходного человека), использующего все имеющиеся возможности для самоулучшения. При­знаки трансчеловечности, по их мнению, — это улучшение тела имплан­татами, искусственное размножение, психологическое конструирование, т.е. целенаправленный выбор личностных черт (распределенная индиви­дуальность). В будущем на место транслюдей придут постлюди. Постчело­век — это потомок человека, модифицированный до такой степени, что уже не является человеком.

Для появления такого человеческого существа требуется кардинальное изменение человека. Обеспечить возможность появления постчеловека призвана генетика с опорой на манипуляции с отдельными генами или с геномом в целом. Проекты столь глубочайшего вмешательства в органи­ческую и психическую структуру человека не могут не волновать специа­листов. Так, Д. Палмер пишет: «Мы находимся па грани глубочайшего, наиболее обширного вмешательства в настройку нашей психики и органики, которое когда-либо предпринималось. Эти вмешательства являются настолько проникающими и всеохватывающими, что самые экстенсивные из нынешних химических и хирургических методов лечения покажутся по сравнению с ними всего лишь косметическими изменениями. Принимая во внимание случайности личного онтогенеза, наш организм и поведение можно в итоге свести к трем миллиардам парных нуклеотидных основа­ний, которые составляют наш геном. Способность непосредственно влиять на этот геном представляет собой наиболее значимую технологическую инновацию, которую когда-либо осуществлял наш вид».

Не умаляя значения генной инженерии для лечения наследственных болезней человека, следует с особым вниманием отнестись к проблеме воз­можного изменения генома его потомков. Феномен подавления экспрес­сии генов в присутствии определенных коротких фрагментов РНК (РНК- интерференция) был открыт Э. Файером и К. Мелло, которые получили Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 2006 г. Это открытие связано с выявлением генетических механизмов, позволяющих выключать функционирование любых генов человеческого генома. Биомедицинские технологии, базирующиеся на РНК-интерференции, создают возможность изменять молекулу ДНК, генокод, генотип, телесность и нейросистему, делая их «редакторами» биологической судьбы человека. Многие исследо­ватели полагают, что при помощи генной инженерии можно будет получать потомков с улучшенными внешностью, умственными и физическими спо­собностями, характером и поведением. Такие радикальные возможности модификации генетики человека приводят к серьезным этическим вопро­сам. ср. Фукуяма отмечает: «Сегодня мы стоим перед этическим выбором, касающимся тайны генетической информации, правильного использования медицинских препаратов, исследований на человеческих эмбрионах и кло­нировании человека. Однако вскоре нам придется иметь дело с вопросами о селекции эмбрионов и о степени, до которой все медицинские технологии можно использовать для усовершенствования человека…»

Для трансгуманизма типично убеждение, что «биологическая форма жизни это лишь одна из ступеней развития, которая вот-вот сменится…» Трасгуманисты убеждены, что душа с ее эмоциями, страстями, интуицией, волей и способностью к сопереживанию должна быть у постлюдей транс­формирована в сверхразум, лишенный этих «слабостей». Люди превратятся в совершенные организмы, малочувствительные к радостям и страданиям. Неизбежность старения, ограниченность человеческого интеллекта, невоз­можность выбора собственной психологии, боль, надежды, страхи, радости и смыслы — все эти человеческие проявления необходимо демонтировать. Человек, согласно трансгуманистам, уходит в прошлое как биовид и пере­ходит в будущее как техновид и бессмертный постчеловек.

Почему же в обществе возникают и существуют такие информационно­культурные проекты? Во-иервых, безусловно, в результате достижений информационных технологий и биомедицинских исследований, прежде всего в области генетики человека, нейрофизиологии, нейрофармакологии, когнитивных наук. Во-вторых, из-за принципиальных сдвигов на социо­культурном уровне. Речь идет о реалиях мировоззренческого плюрализма и расширении перечня прав человека.

Междисциплинарное мировоззрение «трансгуманизм» вводит повое право — право человека на изменение своей биологической природы. В Декларации трансгуманизма четко фиксируется: «Трансгуманисты отстаивают право тех, кто желает использовать технологии для расшире­ния своих умственных и физических (включая репродуктивные) способно­стей и усиления контроля над собственной жизнью. Мы стремимся к лич­ностному росту за гранью наших нынешних биологических пределов».

В условиях мировоззренческого плюрализма будущее человечества оказывается неопределенным и зависящим от представлений людей, реше­ний и действий, предпринимаемых в обществе. На повестке дня сегодня решение вопроса о том, является ли трансгуманизм некой новой формой гуманизма или он должен быть критически оценен как форма отрицания гуманизма и выражения замаскированного презрения к человеку. Тем более, что подобные формы презрения к «человеческому, слишком чело­веческому» (Ф. Ницше) уже известны человеческой истории и не только в виде информационно-культурных проектов и философских конструкций, но в виде связанных с ними деспотических политических режимов.

 

Zdravcity RU
А Вам помог наш сайт? Мы будем рады если Вы оставите несколько хороших слов о нас.
Zdravcity RU
Категории
Рекомендации
Помощь проекту
Интересное
А знаете ли вы, что нажав сочетание клавиш Ctrl+F - можно воспользоваться поиском по сайту?
X
Copyrights © 2015: FARMF.RU - тесты, лекции, обзоры
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru