Физиологические иммунодефициты. Иммунодефицит при старении

Физиологические иммунодефициты

Первичные иммунодефициты

Физиологические иммунодефициты (антенатального периода, раннего детского и старческого возраста и периода беременности) – это естественные состояния, при которых иммунная недостаточность обусловлена незрелостью, особенностями гормональной регуляции либо инволюционными изменениями иммунной системы. Особенности системы иммунитета в антенатальный период и у детей раннего возраста были изложены ранее, поэтому остановимся на рассмотрении физиологических иммунодефицитов старческого возраста и периода беременности.

Иммунодефицит при старении

Трудно точно определить возраст, в котором проявляется старческий иммунодефицит. У большинства людей клинически значимые проявления этого ИД возникают после 70 лет. Однако изменения в иммунной системе, в итоге приводящие к старческому иммунодефициту, постепенно накапливаются в течение всей жизни человека. Так, инволюция тимуса начинается в раннем пубертатном периоде и проходит в несколько этапов. На первом отмечается перифериализация функций тимуса, когда часть «полномочий» передается от тимуса популяции периферических Т-лимфоцитов. На периферии происходит накопление Т-клеток памяти против наиболее распространенных экзоантигенов (инфекционных, пищевых и т.д.). Благодаря «библиотеке», создаваемой дендритными клетками в лимфатических узлах и скоплениях, эти лимфоциты являются долгоживущими и обеспечивают защиту от основной массы потенциально агрессивных факторов и толерантность к безопасным антигенам (бактерий комменсалов, пищи). Тимусзависимый путь развития осуществляется в незначительном масштабе и обеспечивает ответ на более экзотические антигены. С возрастом функциональная активность тимуса еще больше снижается. Число Т-клеток, образующихся в тимусе у старых людей, составляет менее 1% от их количества, продуцируемого тимусом новорожденных. Снижение секреции основного гормона тимуса тимулина начинается с периода полового созревания и к возрасту 60 лет его практически не удается обнаружить. Уровень других гормонов тимуса с возрастом также снижается, хотя и несколько слабее.

Постоянно в течение всей жизни происходит атрофия эпителиального ретикулума. Лимфоэпителиальные структуры замещаются жировой тканью, поэтому масса тимуса у человека практически не меняется в течение жизни. Потеря активной ткани тимуса составляет в среднем возрасте примерно 3%, а в старости – 1% в год. Теоретически при таком темпе она должна почти полностью исчезнуть к 120 годам жизни, но на практике после 60 лет происходит резкое опустошение тимуса: одновременно утрачиваются эпителиальные и лимфоидные клетки. В первую очередь атрофируется кора, участки нормальной ткани тимуса сохраняются только вокруг сосудов.

Процесс инволюции и дефицит гормонов тимуса приводят к функциональной и количественной недостаточности периферических Т-лимфоцитов. Этот эффект долго клинически не манифестируется, однако после 60–70 лет проявления иммунодефицита, как правило, начинают регистрироваться. В первую очередь происходит снижение численности Т-лим фоцитов на периферии (особенно в циркуляции). Преимущественно оно затрагивает CD4+клетки, меньше – СD8+суб популяцию. Среди хелперов в большей степени снижается количество клеток T H 1, в меньшей – Т H 2. Численность В-лимфоцитов и NK-клеток существенно не изменяется, активность фагоцитов может даже повыситься.

Вследствие снижения Т-зависимого гуморального ответа повышается удельный вес низкоаффинных иммуноглобулинов, преимущественно IgA. В специфический гуморальный ответ вовлекается ограниченное число специфических клонов (олигоклональный ответ) и увеличивается вклад поликлональной (т.е. неспецифической) составляющей. Нарушаются селекционные процессы в тимусе и регуляторная активность Т-клеток. Примерно у 50 % старых людей определяются высокий титр аутоантител к широко распространенным (ДНК, коллаген, IgG) и органоспецифическим (белки щитовидной железы) антигенам. Это накопление аутоантител довольно редко проявляется клинически, но положительно коррелирует со смертностью старых людей от сосудистых заболеваний и рака.

Показано, что развитие климактерического синдрома (КС) и его тяжесть во многом определяются гиперактивностью аутоиммунных реакций по отношению к антигенам яичников. В качестве критериев тяжести КС предложено использовать следующие величины титров антител против яичников: легкая степень тяжести – от 1:8 до 1:32, средняя степень тяжести – от 1:32 до 1:128, тяжелый КС – выше 1:128. Климактерический синдром, осложненный ожирением, сопровождается уменьшением активности фагоцитов. Следует отметить, что изменения иммунного статуса, выявленные в ходе лабораторного обследования, при отсутствии клинической картины ИД не являются показанием для назначения иммуномодуляторов. Коррекцию иммунного статуса при КС следует проводить только при наличии клинических проявлений иммунодефицита.

Резюмируя вышеизложенное, следует подчеркнуть: возрастные нарушения в тимусе и ослабление Т-клеточного надзора создают повышенную предрасположенность к аутоиммунным процессам, способствуют повышению частоты опухолей, приводят к ослаблению проявлений аллергических процессов. Повторные и хронические стрессы могут ускорить старение иммунной системы.

Особенности функционирования иммунной системы при беременности и лактации

Плод как аллотрансплантат. В иммунологическом аспекте вынашивание плода (носителя чужеродных антигенов) является иммунологическим парадоксом. Известно, что у млекопитающих срок жизни аллогенных трансплантатов, полностью несовместимых по антигенам системы МНС, составляет в среднем 10–15 дней. У эмбриона HLA-антигены появляются уже через 96 ч после оплодотворения, 50% из них являются антигенами отца, чужеродными матери, однако плод не отторгается, а полноценно развивается в течение всего периода беременности. Более того, повторные беременности от того же отца не только не индуцируют отторжение плода, но и не влияют на сроки беременности. Иными словами, полностью не работают законы трансплантационного иммунитета.

Предполагается, что решающую роль в предотвращении реакции отторжения играют барьерная функция трофобласта, отсутствие на нем свободных для распознавания классических HLA-антигенов плода, синтез в лимфоидных тканях матки блокирующих IgG антител против HLA-антигенов на клетках эмбриона и плаценты. Кроме того, на 12–16-й неделе начинают синтезироваться фетальные антигены (фетопротеины α, α 2 , γ, β и др.), оказывающие дополнительное иммуносупрессивное действие.

Антигенные маркеры плаценты имеют общие детерминанты с антигенными компонентами почечных клубочков и тканей головного мозга. При нарушении выработки блокирующих антител антигены плаценты стимулируют выработку антител, перекрестно реагирующих с тканями мозга и почек. Предполагается, что возникновение нефропатии при беременности объясняется этими аутоиммунными реакциями.

Гипотеза формирования фетоплацентарного барьера. Большую роль в формировании барьерной функции плаценты, ослабляющей иммунную атаку антител матери против чужеродных для материнского организма отцовских антигенов эмбриона, в настоящее время отводят IgE. Этот иммуноглобулин существует только у плацентарных млекопитающих, поэтому во время беременности регистрируется повышение продукции IgE.

У.П. Фолк и П.М. Джонсон (1983) показали, что ответ иммунной системы матери на антигены плода напоминают реакцию на антигены макропаразитов. Вероятно, это филогенетическая модификация механизмов продуктивного воспаления в ответ на паразитарную инвазию.

Известно, что при браках партнеров, совпадающих по набору HLA-антигенов, плацентогенез нарушается. Следовательно, антигенная чужеродность матери и плода необходима для запуска процесса образования полноценного фетоплацентарного барьера. Эмбрион формируется в условиях, благоприятных для развития анафилактических реакций, так как матка изначально богата тучными клетками. При беременности их содержание увеличивается, особенно вблизи места имплантации эмбриона, формирующаяся плацента также выделяет в кровь матери гистамин.

Благодаря антигенной чужеродности на границе тканей матери и эмбриона при активном участии мастоцитов запускаются анафилактические реакции и механизмы гиперчувствительности замедленного типа. Образующиеся медиаторы анафилаксии активируют свертывающую систему и тем самым способствуют отложению фибрина. В местах соприкосновения материнской крови с тканью эмбриона образуется слой вещества, близкий по своему составу к тромбам. Этот слой экранирует эмбриональные антигены от иммунной системы матери и участвует в задержании материнских антител и иммунных комплексов.

Иммунитет и беременность. В организме матери при нормально протекающей беременности всегда создается состояние транзиторного иммунодефицита, обеспечивающее вынашивание плода. При этом в крови наблюдаются снижение уровня IgG, умеренное увеличение содержания IgA и IgM, угнетение функции нейтрофилов (особенно хемотаксиса и бактерицидности по отношению к грамотрицательной и кокковой флоре), а также подавление синтеза активных форм кислорода макрофагами.

Формирующийся во время беременности иммунный статус способствует повышенной восприимчивости к вирусным (грипп, гепатит, полиомиелит, краснуха, ветряная оспа) и бактериальным инфекциям. Однако попытки воздействия на иммунную систему беременных могут осложнить беременность или стимулировать выкидыш, следовательно, они нецелесообразны и даже опасны. Исключением является патология, обусловленная резус-конфликтом между матерью и ребенком, – гемолитическая болезнь новорожденных. Разработка метода профилактики этой болезни относится к наиболее ярким достижениям клинической иммунологии.

Суть феномена состоит в том, что у резус-положительных плодов, вынашиваемых резус-отрицательными матерями, развивается гемолиз эритроцитов. Матери могут иммунизироваться D-антигеном резус-системы в ходе родов или абортов. Иммунизация приводит к выработке противорезусных иммуноглобулинов класса G, максимальная концентрация которых достигается примерно через 2–4 месяца. Эти антитела отличаются большой продолжительностью жизни и способностью свободно проникать через фетоплацентарный барьер в организм плода. При первой беременности резус-отрицательной матери резус-положительным плодом организм матери обычно не вырабатывает достаточного количества анти-Rh(D)-антител, чтобы причинить вред плоду. Однако при второй беременности резусположительным плодом гемолитическая болезнь развивается примерно в 3% случаев, при третьей – в 10% случаев, при последующих беременностях этот процент прогрессивно возрастает. Связываясь с антигенами D на поверхности эритроцитов, противорезусные антитела активируют комплемент по классическому пути. В результате мембраноатакующие комплексы, формирующиеся на эритроцитах, вызывают их гемолиз.

Профилактика гемолитической болезни проводится антиRh 0 (D)-иммуноглобулином. Механизм его действия неясен, предполагается, что он связывается с D-антигеном, поступающим в организм матери, и препятствует выработке собственных противорезусных антител. Возможна стимуляция синтеза антиидеотипических антител или подавление продукции антител посредством связывания с FcγRII-рецепторами. Введение антиRh 0 (D)-иммуноглобулина показано всем резус-отрицательным женщинам при ошибочном переливании резус-положительных эритроцитов, самопроизвольном и искусственном аборте, прерывании внематочной беременности, сразу после рождения резус-положительного ребенка или во время следующей беременности. До внедрения этой иммунопрофилактики в широкую практику внутриутробная смертность в результате резус-конфликта составляла, по данным ВОЗ, 5–10%.

Иммунология лактации. В раннем постнатальном периоде основные факторы иммунитета ребенок получает от матери через молозиво и молоко. В молозиве содержится 1,6–2,4⋅106 лейкоцитов, из которых около 50% приходится на лимфоциты и столько же на макрофаги и нейтрофилы. В зрелом молоке количество лейкоцитов снижается до 1,3–1,5⋅106, причем на лимфоциты приходится только 10%. Кроме клеток в молоке содержатся лизоцим (мураминидаза), фактор резистентности к стафилококку, лактопероксидаза, лактоферрин, интерфероны, комплемент, иммуноглобулины (IgM и IgG в форме сывороточных иммуноглобулинов, а IgA в основном в виде sIgA, причем в молозиве sIgA в 15–40 раз больше, чем в зрелом молоке). Высокое содержание sIgA в молоке восполняет недостаточность местного иммунитета кишечника ребенка и препятствует развитию инфекций, особенно обусловленных Е. coli, пневмококками, стрептококками, холерным вибрионом и вирусом полиомиелита

 

А Вам помог наш сайт? Мы будем рады если Вы оставите несколько хороших слов о нас.
Категории
Рекомендации
Можно выбрать
Интересное
А знаете ли вы, что нажав сочетание клавиш Ctrl+F - можно воспользоваться поиском по сайту?
X
Copyrights © 2015: FARMF.RU - тесты, лекции, обзоры
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru